МЕДИТАЦИЯ

Далай-лама XIV

МЕДИТАЦИЯ

Хотели бы вы принять участие в медитативном экспери­менте? Сперва обратите внимание на свою позу: устройте ноги поудобней; выпрямите спину так, чтобы позвоночник был пря­мой, как стрела. Сложите руки в жесте медитативного равнове­сия - левая рука снизу, правая сверху, большие пальцы сопри­касаются, образуя треугольник, - и расположите на четыре пальца ниже пупка. Положение рук связано с определенным участком внутри тела, где образуется внутренний жар. Слегка наклоните голову вперед, позволив рту и зубам пребывать в ес­тественном положении, причем кончик языка касается верхнего неба возле зубов. Позвольте взгляду свободно опуститься вниз - совсем не обязательно устремлять его на кончик носа. Вы вполне можете просто смотреть вниз, прямо перед собой, ес­ли для вас это более естественно. Не раскрывайте глаза слиш­ком широко и не закрывайте их усилием воли; пусть они будут слегка приоткрыты. Иногда они могут начать закрываться сами собой - в этом нет ничего страшного. Даже если ваши глаза открыты в тот момент, когда ваше умственное восприятие при­ходит в состояние спокойного сосредоточения на объекте меди­тации, различные внешние образы, воспринимаемые зрительно, уже не потревожат вас.

Некоторые из вас, наверное, носят очки. Замечали ли вы, что когда вы их снимаете и восприятие теряет ясность, то пони­жается опасность возбуждения, а опасность излишней расслаб­ленности повышается? Как вы себя ощущаете, стоя лицом к сте­не? Есть ли разница между этим и обычным вашим состояни­ем? Глядя на стену, вы можете обнаружить, что становитесь в этот момент менее возбудимы и меньше реагируете на внешние раздражители. Во всем этом вы можете убедиться на собствен­ном опыте.

В медитациях, в которых присутствует объект созерцания, эти объекты могут быть двух видов, то есть носить внутренний или внешний характер. А сейчас, вместо того чтобы медитировать не­посредственно на ум, давайте выберем внешний объект для ме­дитации — например, статую Будды (если вам нравится смот­реть на Будду), или крест (если вы предпочитаете его), или ка­кой-либо иной подходящий для вас символ. Мысленно визуализируйте этот объект впереди себя на расстоянии, равном прибли­зительно четырем футам, расположив его на уровне бровей. Данный объект должен излучать свет и быть около двух дюймов высотой. Постарайтесь сосредоточиться на ощущения, что объ­ект тяжел, - это предотвратит ваше возбуждение. Его сияние не позволит вам чрезмерно расслабиться. Концентрируясь на объ­екте, следует стремиться к двум вещам: во-первых, он должен обладать четкостью, во-вторых, он должен быть устойчивым. В вашей голове возник какой-то образ? Или перед глазами мелькают какие-то отвлекающие вас предметы? В таком случае не будет ничего страшного, если вы прикроете глаза. Как теперь? Не видите ли вы некой красноты? Если, закрыв глаза, вы ви­дите красный цвет или, держа их открытыми, беспокойно реана окружающее, то это значит, что вы слишком сильно в зрительное восприятие. Таким образом, вам следует Переключить внимание с восприятия зрительного на восприятие, То, что мешает нам удерживать объект созерцания, заставляя «Я» «колебаться», является не чем иным, как возбуждением или в более общем смысле - некой рассеянностью, рассредоточеностью внимания. Чтобы положить этому конец, уйдите еще больше в глубь себя, и тогда ваша восприимчивость начнет снижаться. Для того чтобы заставить ум отключиться от внеш­ней действительности, полезно подумать о чем-то таком, что обычно сразу же приводит вас в чувство, о чем-то немножко грустном. Такие мысли могут стать результатом того, что ваше излишне острое восприятие мешающего вам объекта станет бо­лее сглаженным, расслабленным, ум перестанет быть слишком напряженным, и вы сможете более успешно созерцать объект медитации.

Недостаточно просто достичь стабильности. Необходимо так­же Обрести ясность Достижению ясности мешает излишняя расслабленность, вялость, которая, в свою очередь, вызывается чрезмерной погруженностью в себя, блужданием ума, его ухо­дом в сторону от объекта медитации. Сначала ум становится вя­лым, и это может привести к некому подобию летаргии, во вре­мя которой вы, упустив объект созерцания, проваливаетесь в темноту. Вы можете даже заснуть. Если с вами это происходит, то необходимо усилить, обострить свою восприимчивость. Мож­но использовать следующую технику: подумайте о чем-то, что вам нравится, о чем-то радостном, или медитируйте на каком-либо возвышении или там, откуда открывается бескрайний вид. Использование данной техники приводит к тому, что вялый ум становится более активным, повышается его восприимчивость.

Необходимо самому, на собственном опыте, научиться рас­познавать свое состояние, определять, когда восприимчивость повышена, а когда понижена, и в зависимости от этого выби­рать лучший способ ее контроля.

Визуализируемый объект должен постоянно удерживаться при сохранении полноты осознания. Затем, помимо этого, вам следует проверить, как бы наблюдая за этим объектом откуда-то со стороны, насколько он четок и стабилен. Способность, дела­ющая такую проверку возможной, носит название интроспек­ция, «самонаблюдения». По достижении мощной, стабильной полноты осознания возникает и интроспекция. Одна из редких функций интроспекции заключается в том, чтобы время от вре­мени экзаменовать свой ум, проверяя, не стал ли он жертвой возбуждения или вялости. Когда у вас хорошо развиты полнота осознания и интроспекция, вы можете улавливать первые сигна­лы, говорящие о возможности возникновения возбуждения или о излишней вялости, и пресекать эти состояния в самом начале. Вот в этом вкратце и заключается способ поддержания меди­тативного состояния при внешнем объекте созерцания.

При втором способе медитации внимание обращено непосред­ственно на ум. Попробуйте удержать его в первозданном, есте­ственном состоянии, не думая о том, что случалось с вами в прошлом, что ожидается в будущем, не порождая никаких кон­цептуальных суждений. Каким вам представляется ваше созна­ние? Наделено ли оно глазами? Скорее всего, у вас есть некий орган восприятия, связанный со зрением, поскольку глаза -это наш основной способ восприятия мира. Это связано с тем, что мы слишком привыкли полагаться на свое чувственное вос­приятие. Однако можно установить, что существует отдельное умственное восприятие. Когда, к примеру, наше внимание ока­зывается отвлечено звуком, мы не замечаем того, что открыто нашему зрительному восприятию. Это указывает на то, что на­ше отдельно существующее умственное восприятие больше обращено на звук, зафиксированный ухом, чем на образы, посту­пившие по зрительному каналу восприятия.

При постоянной практике умственное восприятие, сознание, может в конечном итоге начать восприниматься или ощущаться как нечто состоящее лишь из света и знания, как нечто способ­ное к восприятию любых возникающих образов или ощущений, как нечто такое, что при соответствующих обстоятельствах ма­жет быть генерировано в конкретном образе или объек­те. До тех пор пока ум не сталкивается с внешний обстоятель­ством концептуальности, он пребывает в пустоте. В нем не воз­никает никаких мыслей и образов. Он подобен чистой воде. Его собственная природная сущность заключается лишь в пережи­вании опыта. Позвольте уму работать, произвольно, без концеп­туальных наслоений. Позвольте ему пребывать в естественном состоянии. Понаблюдайте его В самом начале, когда у вас еще не выработалась привычка к данной практике, это будет до­вольно трудно, но со временем ум начнет восприниматься в своем природном состоянии чистой воды. И тогда просто нужно будет пребывать с ощущением его первозданное™ и неподдель­ности, не позволяя суждениям возникать в нем Осознав приро­ду своего ума, вы впервые сможете определить объект медита­ции внутреннего типа.

Лучше всего практиковать медитацию подобного рода ран­ним утром, в тихом месте, тогда, когда ваш ум ясен и воспри­имчив. При этом очень полезно не наедаться на ночь и не спать слишком много, чтобы ум был с утра более легким и острым. Постепенно ум будет приобретать все большую и большую ста­бильность, осознание станет полнее, а память яснее.

Обратите внимание, приводит ли эта практика к тому, что ваш ум становится более восприимчивым в течение дня' Первой небольшой наградой для вас будет то, что вы обретете спокой­ствие мыслей, внутреннюю тишину. По мере того как ваша па­мять будет улучшаться, в вас постепенно может развиться осо­бое восприятие и понимание, что связано с увеличением полно­ты осознания. Наградой за упорную практику будет вам то, что ваш ум станет острее и восприимчивее и вы сможете применить его в любой интересующей вас области.

Если вам удается понемногу медитировать каждый день, на­правляя свой блуждающий, рассеянный ум на целостный объ­ект внутри, то это будет очень полезно для вас. Концептуаль­ное восприятие, мечущееся между мыслями о хороших, плохих и других мыслимых и немыслимых вещах, получит возмож­ность передохнуть Окунуться хоть на время в неконцептуальность и сделать небольшую передышку - это уже само по себе что-то вроде короткого отпуска.

Однако, помимо этого, существует еще один способ медита­ции, позволяющий распознать изначальную природу явлений. Этот способ связан с аналитической интроспекцией. В целом яв­ления делятся на две группы совокупности ментального харак­тера и совокупности физического характера, или иначе - явле­ния, используемые вашим «я», и ваше «я», которое их исполь­зует. Для того чтобы определить природу этого «я», давайте об­ратимся к примеру. Когда мы говорим: «Джон придет», то речь идет о некой личности, обозначаемой именем Джон. Обознача­ет ли это имя его тело? Нет. Обозначает ли это имя его ум? Ес­ли бы через имя обозначался его ум, то мы не смогли бы гово­рить об уме Джона. Ум и тело — это те вещи, которые исполь­зуются индивидуумом. В таком случае создается впечатление, что «я» существует отдельно от тела и ума. Например, когда мы думаем: <Ох, мое тело никуда не годится!» или «Мой ум нику­да не годится», то с точки зрения нашего внутреннего восприя­тия себя ум не является нашим «я», верно? Тогда что же такое этот Джон, если он — это не его ум и не его тело? Таким же образом вы можете рассмотреть и себя с точки зрения своего собственного ощущения «я», определить, где же обитает это «Я» в границах ума и тела.

Когда мое тело болеет, то, несмотря на то что это тело не «я», факт болезни тела позволяет постулировать, что «я» бо­лен. Более того, иногда ради сохранения благополучия и сча­стья собственного «я» приходится ампутировать часть тела. И хотя тело — это не ваше «я», между ними существует опреде­ленная взаимосвязь: боль, испытываемая телом, может Испыты­ваться и вашим «я». Сходным образом, когда через зрительное восприятие поступает какая-то информация, уму кажется, что она была получена именно этим «я».

В чем заключается природа «Я»? Какой она видится вам? В тот момент, когда вы не создаете, не фабрикуете в своем уме не­кое искусственное представление, не кажется ли вам, что ваше «я» является чем-то таким, что существует отдельно от вашего ума и тела? Но если вы начнете это искать, то сможете ли его найти? Например, вас кто-то обвиняет: «Ты это украл» или «Ты испортил то-то и то-то», а вы знаете, что не делали этого. Каким вам в этот момент видится ваше «я»? Видится ли оно вам чем-то прочным? Возникает ли в вашем уме ощущение че­го-то устойчивого, весомого, когда вы думаете или говорите: «Я этого не делал»?

Этого возникающего в подобный момент и полного внутренней силы «Я», кажущегося таким прочным, конкретным, неза­висимым, утверждающим свое право на существование, на са­мом деле не существует. И именно эта несуществование и является тем, что подразумевается под словами «самоотвержен­ность», «самоотвержение». Если вы не анализируете, то про­стое «Я», употребляющееся в таких контекстах, как «я хочу то­го-то» или «я сделаю то-то»., утверждается как нечто реальное, обладающее истинной ценностью, в то время как несуществование независимого или исполненного собственной силы «я» го­ворит об отсутствии самости в индивидууме. Это отсутствие са­мости и есть то, что мы обнаруживаем, приступив к аналитиче­скому ПОИСКУ «Я».

Подобное несамообусловленное существование «Я» является конечной истиной, абсолютной истиной. «Я», осознающееся в неаналитическом, общепринятом контексте, — это «я», возник­шее подчиненно, обусловлено. Оно выступает в качестве осно­вы для активизации условных факторов действия, среды и пр. Это условная, относительная истина. При анализе способа су­ществования или статуса «я» становится ясно, что, несмотря «а создающуюся видимость его самообусловленности, оно в дейст­вительности уподобляется в этом отношении иллюзии.

Так анализируется изначальная природа «я» — пустота. Так же как этой природой обладает ваше «я» , так и все другие фе­номены, используемые им, лишены сам обусловленного, или собственного, существования. При анализе их совершенно не­возможно обнаружить, но вне анализа и исследования они су­ществуют Их природа та же самая, что и природа «Я».

Обусловленное существование этого «Я», а также удовольст­вия и боли делает необходимым зарождение сострадания и аль­труизма, и поскольку абсолютной природой всех явлений явля­ется эта пустота и отсутствие самообусловленного, «собственного» существования, то необходимо также культивировать муд­рость. Когда эти два аспекта - сострадание и мудрость,— практикуются вместе, то мудрость становится более глубокой и ощущение двойственности уменьшается. Благодаря тому что ум проникает в значение пустоты, двойственность проявлений те­ряет свою навязчивость, обретая невесомость, а сам ум при этом становится более тонким. По мере того как ум делается все бо­лее и более тонким, достигая тончайшего уровня, он в конечном итоге обретает свое изначальное состояние, трансформируясь в основополагающий изначальный ум ясного света, который тут же осознает пустоту. Будучи «одного вкуса» с пустотой, этот ум пребывает с ней в медитативном равновесии, лишенном каких-либо двойственных проявлений. Он сливается воедино с пусто­той Когда все обладает одним и тем же составом, одним и тем же вкусом, то может проявиться все что угодно. Это явление из­вестно, как «все одного вкуса, одни вкус во всем».

Вот некоторые из вариантов медитаций, практикуемых в ти­бетской традиции. Конечно, существует множество других тех­ник, таких, как мантра, например, А теперь пожалуй, мы можем перейти к обсуждению

Вопрос: Почему лучше медитировать утром?

Д.-л.: Тут есть две причины. Первая из них связана с физио­логией человека- ранним утром - как только вы к этому при­выкнете - все нервные центры испытывают прилив свежей энергии, и это очень благоприятно для медитада. Существует также разница, связанная с особенностями конкретного време­ни. Кроме того, хорошо выспавшись, вы чувствуете себя более бодрым и восприимчивым с утра - в этом можно убедиться на собственном опыте. Ночью я дохожу до определенной точки, когда уже не могу сохранять ясность мышления. Однако, вы­спавшись и проснувшись ранним утром, я осознаю, что то, что вчера мне не удалось как следует обдумать, автоматически про­яснилось, став более понятным наутро Это говорит о том, что утром ум гораздо острее.

Вопрос: Какие способы наиболее целесообразны при преодолении сопротивления в медитации?

Д.-л.: Препятствием к медитации являются пять недостатков. Первый из них - лень. Второй заключается в неудержании в памяти советов относительно объекта медитации. Другими сло­вами, это значит, что медитирующий забывает об объекте меди­тации. Следующий недостаток - вялость ума и возбужден­ность Затем - неумение применить противоядие против вялости ума и возбужденности, когда они возникают. И последний недостаток заключается в том, что противоядие применяют в том случае, когда вялости ума или возбужденности уже поло­жен конец Эти пять аспектов носят название пяти несовер­шенств Для них предлагаются восемь противоядий. Противо­ядием против лени является в первую очередь вера, осмысляю­щая ценность медитативной устойчивости - наиглавнейшего качества, без которого невозможно вступить на более высокие пути развития. От уяснения благих качеств медитативной ста­билизации зависит появление стремления достичь этих качеств. В результате приходит усердие, а затем вы обретаете гиб­кость, позволяющую телу и уму освободиться от неблагопри­ятных состояний и служить достижению благих целей таким образом, что какал бы добродетель ни была в результате до­стигнута, она будет обладать достаточной мощью. В этом за­ключаются четыре противоядия против первого несовершен­ства - лени.

В самом начале не следует заниматься практикой подолгу, не следует себя перенапрягать. Максимальная продолжительность занятий должна составлять минут пятнадцать. Важна не продол­жительность занятия, а его качество. Если вы будете медитиро­вать слишком долго, то у вас может развиться сонливость. В та­ком случае ваша медитация сведется к тому, что вы просто На­чнете привыкать к этому состоянию. Это не только пустая трата времени, но и привычка, от которой будет трудно избавиться • дальнейшем В самом начале имеет смысл начать с серии корот­ких занятий - скажем, с восьми или шестнадцати занятии В день. Позже, когда вы привыкнете к процессу медитации, ее ка­чество улучшится и занятие естественным образом станет более продолжительным.

Признаком успешного развития вашей медитативной стаби­лизации может служить ощущение того, что, несмотря на про­должительность медитации, вам будет казаться, будто прошло совсем мало времени. Если же вам кажется, что вы медитируе­те уже довольно долго, хотя на самом деле это не так, то все указывает на то, что нужно сократить длительность медитации. Это может быть очень важно для вас в самом начале.

Вопрос; Можете ли Вы рассказать побольше об усилии? Нуж­но ведь приложить очень много усилий, чтоб достичь успеха в практике, не правда ли?

Д,-л.: Усилие играет решающую роль в самом начале. Оно не­обходимо для развития сильной воли. Нам всем присуща при­рода Будды. Таким образом, мы все имеем внутри себя некие субстации, благодаря которым, оказавшись в благоприятных условиях, можем превратиться во всецело просветленное суще­ство, обладающее всеми благими качествами и полностью ли­шенное пороков. Неудачи в нашей жизни коренятся в таких мыслях, как *0, какой же я никчемный и бессильный чело­век'> Очень важно, чтобы, когда мы думаем: «Я могу это сде­лать», эта мысль обладала силой, мощью. Причем к этому не должна примешиваться гордость и эмоции, служащие источни­ком страдания.

Умеренное усилие в течение длительного времени очень важ­но, и при этом не имеет значения, чего вы пытаетесь достиг­нуть. Прилагая чрезмерные усилия в самом начале, пытаясь до­стичь слишком многого за короткий период времени, а потом сразу же сдавая позиции, мы обеспечиваем себе полный провал. Следует стремиться к постоянному умеренному усилию. Так же и в медитации: нужно проявить умение заниматься понемногу, но часто. Важнее всего качество, а не длительность занятия.

Когда вы способны приложить усилие, то, значит, обладаете необходимыми «субстанциями» для развития концентрации. Концентрация — это то, что организует, выстраивает ум, кото­рый в настоящее время блуждает в разных направлениях. Рас­сеянный ум не имеет большой силы. Зато когда ои выстроен, однонаправлен, то независимо от объекта созерцания, он обла­дает великой силой.

Ум невозможно «выстроить» извне - например, путем хирургического вмешательства. Это должно происходить через внутреннее погружение. Такое погружение, обращение ума внутрь человека, происходит во время глубокого сна, когда ум утрачивает свою бдительность. Таким образом, прм подобном обращении ума внутрь должна сохраняться повышенная яс­ность осознания. В двух словах, ум должен обладать стабильностью целенаправленного созерцания своего объекта, а также ясностью восприятия этого объекта и бдительной, ясной, острой напряженностью созерцания.

Вопрос: Какова взаимосвязь между умом и эмоциями, являю­щимися источником страдания?

Д.-л.: Сама сущность ума, его светоносная и знающая приро­да, свободна от скверны. ЕЙ нет места в сущности нашего ума. Даже когда мы порождаем эмоции, несущие страдание, сама сущность, или природа, нашего ума по-прежнему состоит лишь из света и знания. Именно поэтому мы можем избавиться от та­кого рода неблагоприятных эмоций. Если вы начнете мутить во­ду в пруду, то она загрязнится, однако же сама природа воды никакого отношения к грязи не имеет. Если вы позволите воде успокоиться, то грязь осядет на дно и вода вновь обретет свою чистоту и прозрачность.

Как избавиться от того, что загрязняет наш ум? Этого нельзя достичь внешним усилием или решением оставить все как есть, От скверны можно избавиться, только прибегнув к силе проти­воядий, медитативных противоядий. Чтобы понять это, обратим­ся к примеру эмоции гнева. Любая разновидность гнева порож­дается и загрязняется неправильным концептуальным видением.

Как объект гнева, так и субъект, то есть мы сами, создают впечатление конкретности существования, как будто они суще­ствуют сами по себе, будучи обусловлены своим собственный характером. Как тот, так и другой кажутся самообуслорленны­ми. Но, как я уже говорил ранее, вещи на самом деле не суще­ствуют таким конкретным образом. Наше представление чрез­мерного овеществления и его вклад в развитие гнева умень­шаются настолько, насколько мы способны разглядеть отсутст­вие независимого самобытия.

Именно наше восприятие накладывает на существующую действительность обозначения «хорошо» и «плохо». Признаком этого является тот факт, что, какое бы сильное желание или гнев мы ни -испытывали в отношении определенного объекта, каким бы ужасно хорошим или плохим он нам ни казался, кор­да мы впоследствии думаем об этом опыте, нам кажется смешным, что мы когда-то видели этот объект таким. Мы понимаем, что наше восприятие было ложным. Такие болезнетворные, чре­ватые страданиями состояния не имеют под собой прочной ос­новы. Ум, стремящийся убедиться аналитическим путем в суще­ствовании независимого самобытия объекта, на основании вес­кого умозаключения убеждается в том, что такой природой он не обладает. Понимание подобного рода имеет под собой про­чную основу. Так же как и дебаты в зале суда, одни вид восп­риятия может основываться на доводе и истине, а другой нет. Когда доказательств достаточно, в такого рода дебатах одна точка зрения в конечном итоге одерживает верх над другой, по­тому что она способна выдержать аналитическую проверку.

Ум не способен постигать объект, исходя одновременно из противоположных точек зрения. Таким образом, если дело ка­сается одного предмета и если вы научились осознавать его несшообусловленную, «несобственную» природу, то в этот момент уже не только невозможно вынести о нем суждение как о пред­мете самообусловленном, но н вообще: чем сильнее становится правильное осознание, тем больше теряет силу противоположим суждение.

Для того чтобы обрести подобную мудрость, мы занимаемся медитацией, поскольку наш ум в том состоянии, в котором он пребывает сейчас, недостаточно силен. В настоящее время наш рассеянный ум блуждает, в то время как его энергия должна быть Направлена так же, как на гидроэлектростанции направлен поток воды для выработки энергии большой мощности. Подо­бной трансформации ума мы достигаем через медитацию: он на­правляется таким образом, что обретает огромную мощь, и тог­да его уже можно использовать Для достижения мудрости. По­скольку все субстанции просветления в нас уже присутствуют, то не следует искать состояние Будды где-либо еще.

Вопрос; Не означает ли пустота в то же время полноту?

Д.-л.: Видимо, так. Обычно я объясняю, что пустота подобна нулю. Нуль сам по себе - ничто, пустое место, однако без ну­ля нельзя ничего сосчитать; таким образом, нуль чем-то являет­ся, оставаясь все же нулем.

Вопрос: Не затруднит ли Вас рассказать о природе мандалы?

Д.-л..' Мандала в целом означает нечто такое, что выделяет сущность. В зависимости от контекста может возникать множе­ство способов употребления слово «мандала». Один вид манда­лы - это подношение всей мировой системы (при воссоздании в уме всех малых и больших континентов) высшим существам. Кроме того, существуют нарисованные мандалы, мандалы кон­центрации; мандалы, сделанные из цветного песка, мандалы «обусловленного» ума просветления, мандалы окончательного ума просветления и еще много различных видов мандал. По­скольку каждый может извлечь значение каждой из этих ман­дал, выполняя их практику, то они все называются мандалами. Несмотря на то что мы можем называть все эти нарисован­ные и созданные иными способами изображения «мандалами», основное значение мандалы состоит в том, чтобы «войти» в нее самому и извлечь ее суть, то есть получить благословение. Ман­дала - это место обретения великолепия. Поскольку человек получает благословение, достигая таким образом реализаций, мандала называется «извлечением сути», или «принятием» че­го-то такого, что носит сущностный характер.

Вопрос: Как выбрать духовного Наставника, а также убедить­ся в том, что учителю можно доверять?

Д. -л.; Это должно быть сделано в соответствии с вашими соб­ственными интересами и предрасположенностью, но нужно так­же уметь хорошо анализировать ситуацию. Вы должны прове­сти некоторое расследование, прежде чем выбрать ламу или учителя, чтобы убедиться в том, что этот человек обладает не­обходимой духовной подготовкой. В священном тексте говорит­ся, что так же, как о присутствии рыбы, скрытой под водой, уз­нают по поднимающимся на поверхность пузырькам воздуха, так и о внутренних качествах учителя можно со временем соста­вить некоторое представление по его поведению.

Мы должны обратить внимание на ученость этого человека, на его умение разъяснять различные понятия, а также на то, претворяет ли он своим поведением и мироощущением эти уче­ния в жизнь.

Содержание

Московская Центральная Школа Седокан Айкидо http://www.shodokan.narod.ru

Размещенный материалы не несут коммерческого характера.

При использовании материалов с данного ресурса автор будет благодарен за размещение ссылки на этот сайт

http://www.shodokan.narod.ru

Rambler's Top100Рейтинг@Mail.ru NN counter top100 SpyLOG HotLog Рейтинг эзотерических сайтов Яндекс цитирования